• Nikolai Pavlov

«Золотые стандарты», мультимодальность и монокультуры: необходимость разнообразия в психотерапии

https://doi.org/10.3389/fpsyt.2018.00159


Falk Leichsenring1*, Allan Abbass2, Mark J. Hilsenroth3, Patrick Luyten4,5, Thomas Munder6, Sven Rabung7 and Christiane Steinert1,8

  • 1Department of Psychosomatics and Psychotherapy, Justus-Liebig-University Giessen, Giessen, Germany

  • 2Department of Psychiatry, Centre for Emotions and Health, Dalhousie University, Halifax, NS, Canada

  • 3The Derner Institute of Advanced Psychological Studies, Adelphi University, Hy Weinberg Center, Garden City, NY, United States

  • 4Faculty of Psychology and Educational Sciences, University of Leuven, Leuven, Belgium

  • 5Research Department of Clinical, Educational and Health Psychology, University College London, London, United Kingdom

  • 6Psychologische Hochschule Berlin, Berlin, Germany

  • 7Department of Psychology, Alpen-Adria-Universität Klagenfurt, Klagenfurt, Austria

  • 8Department of Psychology, Medical School Berlin, Berlin, Germany

Перевод: Николай Павлов - зарегистрированный психотерапевт в Онтарио (Канада)


Существует несколько наиболее доступны методов психотерапии психических расстройств, таких как межличностная терапия (IPT), гуманистическая терапия, когнитивно-поведенческая терапия (CBT), системная терапия или психодинамическая терапия (PDT). В то время как некоторые авторы утверждают, что в настоящее время никакая форма психотерапии не может претендовать на роль золотого стандарта [13], то есть лучшего на сегодняшний день доступного метода лечения, некоторые сторонники КПТ явно заявили о таком важном статусе КПТ, как в целом ([4], p. 1, 2) так и, в частности, для ряда таких психических расстройств, как депрессивные расстройства, тревожные расстройства, пограничное расстройство личности, нервная булимия или посттравматическое стрессовое расстройство ([5], p. 879, [6], p. 629, [7], p. 611, [8], p. 679). Например, рабочая группа 12 Отделения Американской психологической ассоциации по психологическим вмешательствам, которая в первую очередь представляет исследователей КПТ, обозначила КПТ как единственную терапию с «сильной исследовательской поддержкой» почти для 80% всех включенных психических расстройств.


Недавно, некоторые авторы даже выступили за разработку одной «интегрированной» формы психотерапии, основанной на КПТ, в качестве единственного вида психотерапии ([4], p. 1). Эти авторы открыто выступают против разнообразия в психотерапии ([4], p. 1) поддерживаемые другими исследователи [3, 9]. Этот призыв против мультимодальности противоречит широко признанной необходимости разнообразия идей и подходов в науке в целом и в области психотерапии в частности [1, 2]. Насколько эта довольно крайняя защита монокультуры разделяется другими представителями КПТ, пока неясно [10]. Давайте с с самого начала проясним, что КПТ имеет много сильных сторон. Исследования в области психотерапии обязаны КПТ постоянной и систематической эмпирической ориентацией в отношении разработки и тестирования моделей и методов лечения конкретных психических расстройств. Таким образом, когда мы критически обсуждаем имеющиеся доказательства КПТ в дальнейшем, это не следует неправильно понимать как своего рода «избиение КПТ». Это скорее форма проверки реальности. Что нам нужно в области психотерапии, так это конструктивный, но критический анализ наших предположений и открытий, на что недавно также указали Weisz et al. [11]. Доказательства эффективности КПТ

Подобно психодинамической терапии или гуманистической терапии КПТ - это зонтичный термин, включающий в себя множество подходов (поведенческий, когнитивный подход и подходы «третьей волны») [4]. Сторонники КПТ, утверждая, что КПТ является золотым стандартом, ссылаются на следующие аргументы: (а) для КПТ доступно больше исследований, чем для других психотерапевтических методов, (б) ни одна форма психотерапии не превосходила КПТ, (в) теоретические основы и (г) механизмы изменения КПТ исследованы наиболее широко. [4]. В своем обзоре, мы рассмотрим эти предположения в свете эмпирических данных и обсудим значение этих открытий для будущего развития психотерапии.

Теоретическое обоснование

Сторонники КПТ утверждают, что теоретические основы и механизмы изменения КПТ исследованы достаточно обширно [4]. Однако статус теории КПТ может быть менее прочным, чем предполагают ее сторонники. Попытки воспроизвести многие теории и предположения в области психологии и особенно те, что относятся к области когнитивной теории, на которой в значительной степени основана КПТ, потерпели неудачу и привели к кризису в психологии [12]. Это во многом относится и к КПТ. Однако критическое обсуждение этих результатов и их значимости для КПТ в настоящее время отсутствует [4]. Недоумение вызывает то, вместо подобного обсуждения, некоторые сторонники предпочитают критиковать теоретические основы других подходов ([4], p. 2).

Механизмы изменений

КПТ уделяет особое внимание когнитивным функциям, связанным с расстройством, которые, как предполагается, поддерживают психические расстройства. При этом, механизмы изменений КПТ гораздо менее ясны, чем утверждают некоторые из ее сторонников [13]. Alan Kazdin сформулировал эти сомнения так ([13], p. 420): “… независимо от того, что может быть основой изменений с помощью КТ [когнитивной терапии], изменения в когнициях, как первоначально предполагалось, не являются необходимыми условиями для терапевтических изменений». Этот результат противоречит когнитивной теории депрессии [13], флагману КПТ. Более того, несколько исследований показывают, что КПТ включает вмешательства, которые фактически выходят за рамки КПТ, и что результат КПТ существенно связан с этими другими интервенциями, такими как конфронтация и интерпретация, широко используемыми в психодинамических моделях[1417]. Критическое обсуждение этих результатов также отсутствует [4]. Учитывая эти данные, парадоксально, что исследователи когнитивно-поведенческой терапии ставят под сомнение эмпирическую поддержку других подходов, даже если доказано, что они превосходят когнитивно-поведенческую терапию, например, психодинамическая терапия, ориентированная на панику, которая превосходила прикладную релаксацию [18]—утверждая, что механизмы изменения данного подхода эмпирически не изучены ([4], p. 2,2). Применение той же логики к КПТ значительно снизит ее поддержку, поскольку механизмы изменения также не полностью ясны для КПТ. Однако ни один из сторонников КПТ, похоже, никогда не применял этот аргумент к КПТ, только к другим подходам [19].

Качество Исследований

Некоторые сторонники КПТ утверждают, что большинство других психотерапевтических методов «даже не приблизились» к качеству исследований, доступных для КПТ ([4], p. 2). При этом, доступные доказательства еще раз говорят о другом. Несколько ключевых ограничений в этом отношении подробно описаны ниже[2, 20, 21].

(a) Слабые переменные для сравнения (далее - компараторы): во многих исследованиях КПТ обычно использовались слабые компараторы[21]. Например, при тревожных расстройствах более 80% исследований использовали средства контроля из списка ожидания [21]. Это же верно и для депрессивных расстройств в 44% исследований [21].

(b) Высокий риск систематической ошибки: большинство исследований КПТ оказались низкокачественными, при применении Кохрановский инструмента оценки риска систематической ошибки [21]. Только 11 (из 63) исследований большого депрессивного расстройства и 21 (из 121) исследования тревожных расстройств оказались качественными, что составляет всего 17% исследований [21]. Учитывая, что это исследование применяло только четыре из шести Кохрановских критериев риска систематической ошибки, вполне вероятно, что указанное количество высококачественных исследований довольно оптимистично, при том, что два отсутствующих критерия—выборочное сообщение результатов и ослепление участников и персонала - являются как известно, важными факторами контроля риск предвзятости в психотерапевтических исследованиях. Нужно отметить, что Кохрановский инструмент риска предвзятости в его нынешнем виде не может быть оптимальным инструментом для оценки психотерапевтических исследований [22].

(c) Качество исследования: качество исследования КПТ, оцененное по шкале оценки качества РКИ-психотерапии (RCT-PQRS), оказалось не лучше, чем у других подходов, таких как Психодинамическая психотерапия [23].

(d) Недостаточная мощность: Сторонники КПТ утверждают, что КПТ тестировалась в исследованиях с использованием «самых строгих исследовательских критериев», например, активного компаратора ([4], p. 2). Однако, как сообщалось выше, КПТ при тревожных расстройствах, например, в основном (80%) тестировалась с помощью компаратора в виде листа ожидания [21]. Также существуют сравнения с активными компараторами; однако ни одно из исследований, сравнивающих КПТ с активным компаратором, не было достаточно мощным [20]. Эти исследования не позволяют сделать определенные выводы в случае незначительных различий между видами лечения. [24].

(e) Систематическая предвзятость. Было обнаружено, что предвзятость исследователя оказывает большое влияние на результаты сравнительного исследования результатов психотерапии [2527]. По этой причине это было названо «дикой картой» в исследованиях результатов психотерапии([25], p. 95). В настоящее время, однако, лояльность исследователей еще недостаточно контролируется [22], например, Сводными стандартами отчетности об испытаниях (CONSORT, [28]) или Шаблоном для описания и репликации вмешательства (TIDieR, [29]). В нескольких исследованиях КПТ был продемонстрирован высокий риск преданности исследователя в отношении КПТ [1, 2, 22], а для большинства исследований КПТ - высокий риск предвзятости [21]. (f) Высокая неопределенность: из-за недостатка высококачественных исследований и большого количества исследований с высоким риском систематической ошибки авторы большого метаанализа депрессивных и тревожных расстройств пришли к выводу, что эффекты КПТ «неопределенны и должны учитываться с осторожностью » ([21], p. 245). Они считают КПТ только «вероятно эффективным» ([21], p. 245).

Количество не означает качества

Сторонники КПТ утверждают, что для нее существует гораздо больше исследований, чем для большинства других психотерапевтических методов [4, 30]. В принципе это верно, вероятно, и для высококачественных исследований, но для других подходов количество исследований также растет [3136]. Кроме того, как показано выше, количество не следует путать с качеством, особенно с точки зрения эффективности. Дополнительные исследования не предполагают более высокой эффективности. Поскольку различия в эффективности между добросовестными психотерапевтическими методами обычно невелики [1, 2, 37], маловероятно, что в высококачественных исследованиях обнаружатся существенные различия в пользу КПТ. Например, в недавнем метаанализе, посвященном проверке эквивалентности, различия между КПТ и ПДТ в отношении исследуемых проблем были небольшими и клинически не значительными (g = 0.16 post-therapy, 0.05 at follow-up) [33].

Эффективность I: КПТ - это не панацея

Для лечения, претендующего на звание золотого стандарта, вопрос эффективности имеет решающее значение. Однако эффективность КПТ менее высока, чем обычно предполагалось.

(a) Ограниченное превосходство над контрольной группой: неожиданным результатом некоторых метаанализов было обнаружение, что КПТ не превосходит психологическое плацебо при депрессии [38] или в контроле состояний при пограничном расстройстве личности [39]. В высококачественных исследованиях депрессивных расстройств КПТ достигла лишь небольшой величины эффекта (d = 0,22) по сравнению с обычным лечением (TAU) или плацебо [40]. Эта величина эффекта ниже порога в 0,24, предложенного как клинически минимально важное различие при депрессивных расстройствах [41]. Кроме того, было обнаружено, что КПТ неэффективна для уменьшения симптомов шизофрении и рецидива биполярного расстройства [42, 43]. Искажение значительно повлияло на величину эффекта с g = 0,15 в замаскированных исследованиях по сравнению с g = 0,62 в немаскированных исследованиях[43]. аким образом, дополнительный выигрыш КПТ по сравнению с TAU кажется ограниченным. Это может быть верно и для других психотерапевтических методов, но они не претендуют на роль золотого стандарта.


(b) Ограниченный отклик и частота ремиссии. Выраженные усредненные различия имеют ограниченное значение для оценки эффективности лечения у отдельных пациентов. В этом отношении показатели отклика и ремиссии более информативны. Показатели успеха КПТ обычно невысоки. Например, среди тревожных расстройств средний уровень ответа составил 49,5% ([44], p. 76). Аналогичные результаты были получены для большого депрессивного расстройства (53%) ([45]. p. 121).Показатели ремиссии еще меньше, часто около 25% [46]. Таким образом, значительная часть пациентов не получает достаточной пользы от КПТ. Видимо, КПТ - не панацея. Очевидно, что есть возможности для улучшения, и это верно для всех проверенных в настоящее время добросовестных методов лечения.

Эффективность II: КПТ не превосходит другие методы лечения

Можно ожидать, что терапия золотого стандарта должна явно превосходить другие методы лечения, но...

(a) Нет доказательств превосходства: нет убедительных и последовательных доказательств того, что КПТ превосходит другие методы лечения [1, 2]. Когда в некоторых исследованиях были обнаружены различия, размеры эффекта были небольшими и статистически незначительными[1, 2, 22], часто связанными с высокоспецифическими измерениями, адаптированными к КПТ (например, когниций), в отличие от глобального функционирования [1]. По крайней мере, в некоторых исследованиях эти небольшие различия могут быть связаны с эффектами лояльности исследователя [1, 2, 22]. Кроме того, клиницисты различаются по своей эффективности как в рамках, так и за пределами условий лечения, не только при психотерапии, но и при проведении фармакотерапии ([2], p. 170, 47). Неспособность принять во внимание эффекты терапевта может привести к увеличению количества ошибок типа I и переоценке эффектов лечения, например, к ошибочному заключению «лечение А превосходит лечение В» (2, p. 164, [48]). Однако эта проблема не является специфической для КПТ. Некоторые исследователи когнитивно-поведенческой терапии утверждают, что даже небольшие различия могут иметь клиническое значение, однако без предоставления конкретных доказательств для КПТ [4, 49]. При депрессии, например, различия в эффективности (d = 0,16) для сравнения КПТ с другими психотерапевтическими методами даже не превышают предложенный порог для клинически минимально важного различия (d = 0,24) [37]. Это верно и для тревожных расстройств (d = 0,14) и посттравматического стрессового расстройства (d = 0,19) [49, 50].В целом различия между добросовестными психотерапевтическими методами невелики (около d = 0,20) [51]. Это верно для конкретных видов психотерапии, таких как межличностная терапия (IPT) и ПДТ, по сравнению с другими психотерапевтическими методами, например, при депрессивных расстройствах (IPT: g = 0,06, PDT: d = -0,14) [52, 53] или для ПДТ при различных психических расстройствах (г = -0,10)[54].

Эти результаты рандомизированных клинических испытаний согласуются с результатами недавних крупномасштабных натуралистических исследований в Великобритании [55]. Эти результаты, например, вдохновили правительство Великобритании предложить пациентам выбор между различными эмпирически подтвержденными методами лечения.

(b) Доказательства эквивалентности: требуя относительно больших размеров выборки, только несколько исследований в области психотерапии обладают достаточной мощностью, чтобы продемонстрировать эквивалентность или отсутствие превосходства [20, 24]. Недостаток статистической мощности можно решить с помощью метаанализа [56]. Для проверки эквивалентности необходимо указать результат, который считается совместимым с эквивалентностью [57]. Кроме того, должна быть обеспечена эффективность активного компаратора [19, 58]. Таким требованиям отвечает недавний выпущенный метаанализ эквивалентности [33]. Кроме того, преданность исследователя методу строго контролировалась как на экспериментальном, так и на статистическом уровне [33]. Этот метаанализ показал, что ПДТ столь же эффективна, как и другие методы лечения, включая КПТ [33]. Однако результаты этого метаанализа были недавно неверно истолкованы рядом сторонников КПТ как превосходство метода, заявляя, что ([4], p. 2): “…в границах эквивалентности... были обнаружены существенные различия.” Судя по всему, авторы неправильно поняли логику проверки эквивалентности. При тестировании на эквивалентность статистически значимый результат означает, что размер эффекта и его CI находятся в пределах эквивалентности, что демонстрирует эквивалентность [57].

(c) Специфические факторы в психотерапии. Другое направление исследований предполагает, что вариативность, объясняемая специфическими для терапии факторами (методами), довольно ограничена [1, 2, 59]. Мета-анализ не обнаружил доказательств того, что конкретные факторы значительно влияют на исход лечения [60, 61]. Эти результаты обычно ставят под сомнение то, что одна из форм терапии может быть золотым стандартом, то есть наилучшей доступной формой психотерапии.

Поддерживают ли доказательства КБТ-центрированную монокультуру или Разнообразие подходов?

В то время как одни исследователи призывают к разнообразию исследований и терапии[13], некоторые сторонники КПТ выступают за разработку интегрированной формы психотерапии, основанной на КПТ, как общей и, по-видимому, единственной формы психотерапии ([4], p. 2): “Хотя многие психотерапевтические методы, не связанные с когнитивно-поведенческой терапией, мало изменились на практике с момента своего создания ... непрерывное совершенствование психотерапии будет происходить от когнитивно-поведенческой терапии, постепенно продвигая область в сторону интегративной научной психотерапии», «… при этом когнитивно-поведенческая терапия служит фундаментальной платформой для интеграции” ([4], p. 1). Это утверждение представляет собой серьезно искаженную картину других подходов к лечению, снова поднимая вопрос о лояльности исследователя [9], снова поднимая вопрос о лояльности исследователя. Кроме того, это не согласуется с имеющимися доказательствами, как показано выше и более подробно рассматривается ниже.

(a) Никаких улучшений за последние десятилетия: на самом деле, похоже, что результаты КПТ не улучшились с течением времени. В течение последних 40 лет было обнаружено, что величина эффекта КПТ при тревожных расстройствах не изменилась [62], а в отношении депрессивных расстройств - даже о значительно снизилась [63]. Также в отношении психотерапии для подростков, включая КПТ, за пять десятилетий исследований не наблюдалось повышения эффективности [11]. Таким образом, КПТ не продемонстрировала заявленного «постоянного улучшения» ([4], p. 1). Однако неизвестно, показали ли другие виды психотерапии такое улучшение. Тем не менее, результаты, доступные для КПТ, предполагают, что не только исследования КПТ должны проводиться и финансироваться - в первую очередь, хотя похоже, происходит именно так (см. ниже).

(b) Прогресс в других психотерапевтических методах: нет никаких доказательств того, что в других подходах были достигнуты лишь незначительные изменения. Например, в области ПДТ, IPT или гуманистической терапии были разработаны эффективные специфические для расстройства и ручные методы лечения [31, 32, 64, 65]. Однако, часто публично представляется искаженная картина других подходов, таких как ПДТ [9], особенно некоторыми сторонниками КПТ [4]2.

(c) Включение элементов других подходов: утверждение, что улучшения в психотерапии будут происходить из когнитивно-поведенческой терапии, очевидно, отрицает, что когнитивно-поведенческая терапия выиграла от интеграции концепций других терапевтических подходов [64], часто под новым названием, часто без указания их происхождения. Унифицированный протокол Barlow et al. например, обращается к защитным механизмам под новым термином «эмоционально управляемое поведение и эмоциональное избегание», без ссылки на психодинамическую терапию ([66], p. 886, [67]). Схема-сфокусированная терапия также объединила концепции ПДТ и гуманистически-экспериенциальной терапии, но ссылалась на эти истоки[68]. Это также справедливо для Когнитивно-Поведенческого Анализа Систем Психотерапии (CBASP) [34]. Таким образом, многие инновации КПТ проистекают из других подходов и, таким образом, фактически являются примерами преимуществ разнообразия в психотерапии.

(d) Тенденция включать элементы других подходов, таких как PDT, вызывает большее недоумение, поскольку, с другой стороны, психодинамические концепции часто критикуются исследователями CBT как «неподдерживаемые» ([4], p. 2)2. Так зачем включать их в CBT? - Взять, переименовать и обесценить его происхождение? (e) Клиническая практика: в клинической практике многие терапевты применяют не связанные с КПТ подходы, такие как психодинамический, интегративный или гуманистический [69]. Использующих чисто КПТ не набралось и четверти [69]. Предполагают ли такие авторы как David et al. [4], что все терапевты перейдут в КПТ только если останется одна лишь КПТ-ориентированная психотерапия? Имеющиеся факты это не подтверждают. Выводы: Будущее

В настоящее время никакая форма психотерапии не может претендовать на звание золотого стандарта. Довольно многие могут утверждать, что они приносят пользу, но у всех есть свои ограничения. Для КПТ доказательства менее убедительны, чем это часто преподносится. Следует отметить, что многие из рассмотренных результатов и выводов, указывающих на ограничения КПТ, были опубликованы ориентированными на КПТ или независимыми исследователями [10, 13, 20, 21, 23, 38, 39, 4446, 49, 62, 64]. Таким образом, эти результаты и выводы нельзя просто объяснить предубеждением против КПТ.

При перечисленных выше ограничениях доказательства для эффективности КПТ конечно же есть. Это верно и для других подходов, включая психодинамическую терапию, межличностную терапию, гуманистическую терапию и системную терапию [3136]. В Германии, например, психодинамическая терапия, системная терапия и когнитивно-поведенческая терапия были сертифицированы как научные и эффективные методы лечения Научным советом по психотерапии (wbpsychotherapie.de), высшим органом по оценке научного статуса психотерапии. Примечательно, что на этом совете сторонники КПТ и ПДТ представлены на равных условиях.

КПТ не является панацеей, поскольку частота ответа составляет 50% или ниже, а частота ремиссии еще ниже. Это же верно и для других подходов [45]. По этой причине множество поддерживаемых исследованиями подходов может оказаться полезным, например, для пациентов, не откликающихся на один терапевтический подход. Напротив, призыв к «научной» интегрированной психотерапии под гегемонией КПТ [4] подразумевает, что другие подходы не являются научными: это само по себе ненаучная позиция. Однако другие видные исследователи КПТ, похоже, не разделяют эту точку зрения, ориентированную на КПТ ([10], p. 33): “Если вопрос заключается в том, достаточно ли далеко продвинулись исследования, чтобы поддержать точку зрения, что следует исследовать только КПТ... , преподавать в учебных программах и предлагать людям с проблемами психического здоровья, тогда ответ однозначно «нет».”

Таким образом, существует потребность в изучении не только КПТ, но и других подходов. Необходимо ответить на открытые вопросы. В настоящее время, например, не совсем ясно, каким пациентам какой подход приносит пользу. Получают ли пациенты, не ответившие на один подход, пользу от другого, например, не ответившие на ПДТ на КПТ и наоборот? В то время как переход от одного лечения к другому является обычным явлением в фармакотерапии, в психотерапии он практически не изучался [70]. Кроме того, необходимы дальнейшие исследования зависимости доза-эффективность, особенно для пациентов с хроническими расстройствами или расстройствами личности, для которых краткосрочное лечение кажется недостаточным [71].

Исследования, направленные на решение этих проблем, должны поддерживаться финансирующими организациями - в отличие от фармакотерапии, исследования в области психотерапии не финансируются индустрией. Однако было показано, что финансирующие организации предпочитают вкладываться в более популярные исследования [72]. Во многих комитетах по обзору, финансированию и составлению рекомендаций в значительной степени доминируют исследователи когнитивно-поведенческой терапии, что создает еще одну угрозу с точки зрения предвзятости и препятствует исследованию других подходов [9]. Предвзятость в финансировании демонстрируется, например, данными из Великобритании [3]: например, при 1,96% от общего финансирования исследований психодинамическая терапия является одним из наименее хорошо финансируемых видов психотерапии по сравнению с 40,6% финансирования для варианты КПТ (когнитивная терапия, поведенческая терапия, активация поведения, терапия осознанности, терапия принятия и ответственности, терапия, ориентированная на решение проблем, когнитивная ремедиация и экспозиция). Здесь КПТ фактически является «золотым» стандартом. В США или Германии данные, скорее всего, будут аналогичными. Принимая во внимание эти различия в финансировании, на самом деле довольно удивительно, что доказательства КПТ есть там, где они есть. Как бы то ни было, срочно требуется изменение политики финансирования.

Кроме того, в университетах и учебных заведениях необходимо обучать подходам, не связанным с КПТ. В некоторых странах, таких как Германия, 99% заведующих кафедрой клинической психологии и психотерапии занимают представители КПТ - ситуацию, которую вряд ли можно оправдать приведенными выше данными. Только если преподавать и изучать другие психотерапевтические методы, они смогут внести дальнейший вклад в развитие психотерапии в целом. У различных психотерапевтических подходов есть свои сильные стороны, будь то акцент на межличностных отношениях, на познании и обучении, на эмпирических, аффективных или бессознательных и защитных процессах. Разным пациентам могут быть полезны разные подходы или разные способы. Терапевты тоже разные. Они должны иметь возможность выбирать, какой подход подходит им лучше всего: один метод не может подходить всем. Кроме того, для обучения обучение друг у друга, необходимо существование разных формы психотерапии, основанной на доказательствах, и важно чтобы они одинаково ценились [64]. Мультимодальность - это будущее психотерапии, а не монокультура «один для всех», ориентированная на когнитивно-поведенческую терапию. Author Contributions All authors listed have made a substantial, direct, and intellectual contribution to the work, and approved it for publication. Заявление о конфликте интересов FL, AA, MH, PL, CS изучают, преподают и практикуют психодинамическую терапию (ПДТ) и издали книги или главы книг, посвященные ПДТ. SR опубликовала книги или главы книг, посвященные PDT. FL прошел обучение по ПДТ, КПТ и клиентоориентированной терапии. SR прошел обучение КПТ. AA, MH, PL, TM, CS прошли обучение ПДТ. Все авторы обучали ученых, активных пропагандистов и участников научно-обоснованной психотерапии. . References 1. Wampold BE, Fluckiger C, Del Re AC, Yulish NE, Frost ND, Pace BT, et al. In pursuit of truth: a critical examination of meta-analyses of cognitive behavior therapy. Psychother Res. (2017) 27:14–32. doi: 10.1080/10503307.2016.1249433 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

2. Wampold BE, Imel ZE. The Great Psychotherapy Debate: The Evidence for What Makes Psychotherapy Work. New York, NY: Routledge (2015). Google Scholar

3. Leichsenring F, and Steinert C. Is cognitive behavioral therapy the gold standard for psychotherapy? The need for plurality in treatment and research. JAMA (2017) 318:1323–4. doi: 10.1001/jama.2017.13737 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

5. Richards DA, Ekers D, McMillan D, Taylor RS, Byford S, Warren FC, et al. Cost and outcome of behavioural activation versus cognitive behavioural therapy for depression (COBRA): a randomised, controlled, non-inferiority trial. Lancet (2016) 388:871–80. doi: 10.1016/S0140-6736(16)31140-0 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

6. Hofmann SG, and Smits JA. Cognitive behavioural therapy for adult disorders: a meta-analysis of randomized placebo-controlled trials. J Clin Psychiatry (2008) 69:621–32. Google Scholar

9. Abbass A, Luyten P, Steinert C, Leichsenring F. Bias toward psychodynamic therapy: framing the problem and working toward a solution. J Psychiatr Pract. (2017) 23:361–5. doi: 10.1097/PRA.0000000000000256 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

10. DeRubeis RJ, Lorenzo-Luaces L. Recognizing that truth is unattainable and attending to the most informative research evidence. Psychother. Res. (2017) 27:33–5. doi: 10.1080/10503307.2016.1252072 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

11. Weisz JR, Kuppens S, Ng MY, Eckshtain D, Ugueto AM, Vaughn-Coaxum R, et al. What five decades of research tells us about the effects of youth psychological therapy: a multilevel meta-analysis and implications for science and practice. Am Psychol. (2017) 72:79–117. doi: 10.1037/a0040360 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

12. Open Science Collaboration. PSYCHOLOGY. Estimating the reproducibility of psychological science. Science (2015) 349:aac4716. doi: 10.1126/science.aac4716 CrossRef Full Text

14. Ablon JS, Jones EE. How expert clinicians prototypes of an ideal treatment correlate with outcome in psychodynamic and cognitive-behavioral therapy. Psychother Res. (1998) 8:71–83. Google Scholar

15. Luborsky L, Woody, GE., McLellan, AT, Rosenzweig J. Can independent judges recognize different psychotherapies? An experiment with manual-guided therapies. J Consult Clin Psychol. (1982) 30:49–62. Google Scholar

16. Luborsky L, McLellan, AT, Woody G, O'Brian C, Auerbach A. Therapist's success and its determinants. Arch Gen Psychiatry (1985) 42:602–11.

17. Sloane RB, Staples FR, Cristol AH, Yorkston NJ, Whipple K. Psychotherapy Versus Behavior Therapy. Cambridge, MA: Harvard University Press (1975). Google Scholar

18. Milrod B, Leon AC, Busch F, Rudden M, Schwalberg M, Clarkin J, et al. A randomized controlled clinical trial of psychoanalytic psychotherapy for panic disorder. Am J Psychiatry (2007) 164:265–72. doi: 10.1176/ajp.2007.164.2.265 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

20. Cuijpers P. Are all psychotherapies equally effective in the treatment of adult depression? The lack of statistical power of comparative outcome studies. Evid Based Ment Health (2016) 19:39–42. doi: 10.1136/eb-2016-102341 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

21. Cuijpers P, Cristea IA, Karyotak E, Reijnders M, Huibers, MHJ. How effective are cognitive behavior therapies for major depression and anxiety disorders? A meta-analytic update of the evidence World Psychiatry (2016) 15:245–58. doi: 10.1002/wps.20346 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

22. Leichsenring F, Abbass A, Hilsenroth MJ, Leweke F, Luyten P, Keefe JR, et al. Biases in research: risk factors for non-replicability in psychotherapy and pharmacotherapy research. Psychol Med. (2017) 47:1000–11. doi: 10.1017/S003329171600324X PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

23. Thoma NC, McKay D, Gerber AJ, Milrod BL, Edwards AR, Kocsis JH. A quality-based review of randomized controlled trials of cognitive-behavioral therapy for depression: an assessment and metaregression. Am J Psychiatry (2012) 169:22–30. doi: 10.1176/appi.ajp.2011.11030433 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

24. Leichsenring F, Luyten P, Hilsenroth MJ, Abbass A, Barber JP, Keefe JR, et al. Psychodynamic therapy meets evidence-based medicine: a systematic review using updated criteria. Lancet Psychiatry (2015) 2:648–60. doi: 10.1016/S2215-0366(15)00155-8 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

25. Luborsky L, Diguer L, Seligman DA, Rosenthal R, Krause ED, Johnson S, et al. The researcher's own allegiances: A ‘wild' card in comparison of treatment efficacy. Clin Psychol Sci Pract. (1999) 6:95–106. Google Scholar

26. Munder T, Flückiger, C, Gerger, H, Wampold, BE, Barth, J. Is the allegiance effect an epiphenomenon of true efficacy differences between treatments? A meta-analysis. J Couns Psychol. (2012) 59:631–7. doi: 10.1037/a0029571 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

27. Munder T, Brutsch O, Leonhart R, Gerger H, Barth J. Researcher allegiance in psychotherapy outcome research: an overview of reviews. Clin Psychol Rev. (2013) 33:501–11. doi: 10.1016/j.cpr.2013.02.002 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

28. Moher D, Hopewell S, Schulz KF, Montori V, Gotzsche PC, Devereaux PJ, et al. CONSORT 2010 explanation and elaboration: updated guidelines for reporting parallel group randomised trials. BMJ (2010) 340:c869. doi: 10.1136/bmj.c869 CrossRef Full Text | Google Scholar

29. Hoffmann TC, Glasziou PP, Boutron I, Milne R, Perera R, Moher D, et al. Better reporting of interventions: template for intervention description and replication (TIDieR) checklist and guide. BMJ (2014) 348:g1687. doi: 10.1136/bmj.g1687 CrossRef Full Text | Google Scholar

30. Hofmann SG, Asnaani A, Vonk IJ, Sawyer AT, Fang A. The efficacy of cognitive behavioral therapy: a review of meta-analyses. Cogn Ther Res. (2012) 36:427–40. doi: 10.1007/s10608-012-9476-1 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

31. Elliott R., Greenberg LS, Watson JC, Timulak LFE. Research on humanistic-experiential psychotherapies. In: Lambert M, editor. Bergin & Garfield's Handbook of Psychotherapy and Behaviour Change. New York, NY: John Wiley & Sons (2013) 495–538. Google Scholar

32. Leichsenring F, Leweke F, Klein S, Steinert C. The empirical status of psychodynamic psychotherapy - an update: Bambi's alive and kicking. Psychother Psychosomat. (2015) 84:129–48. doi: 10.1159/000376584 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

33. Steinert C, Munder T, Rabung S, Hoyer J, Leichsenring F. Psychodynamic therapy: as efficacious as other empirically supported treatments? A meta-analysis testing equivalence of outcomes. Am J Psychiatry (2017) 174:943–53. doi: 10.1176/appi.ajp.2017.17010057 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

34. Markowitz JC, Lipsitz J, and Milrod BL. Critical review of outcome research on interpersonal psychotherapy for anxiety disorders. Depress Anxiety (2014) 31:316–25. doi: 10.1002/da.22238. PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

35. Cuijpers P, Geraedts AS, van Oppen P, Andersson G., Markowitz JC, van Straten, A. Interpersonal psychotherapy for depression: a meta-analysis. Am J Psychiatry (2011) 168:581–2. doi: 10.1176/appi.ajp.2010.10101411 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

36. Pinquart M, Oslejsek B, Teubert D. Efficacy of systemic therapy Psychother Res. (2016) 26:241–57. doi: 10.1080/10503307.2014.935830 CrossRef Full Text

37. Wampold B, Minami T, Baskin TW, Tierney, SC. A meta-(re)analysis of the effects of cognitive therapy versus ‘other therapies' for depression. J Affect Disord. (2002) 68:159–65. doi: 10.1016/S0165-0327(00)00287-1 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

38. Honyashiki H, Furukawa TA, Noma H, Tanaka S, Chen P, Ichikawa K. Specificity of CBT for depression: a contribution from multiple treatments meta-analyses. Cogn Ther Res. (2014) 38:249–60. doi: 10.1007/s10608-014-9599-7 CrossRef Full Text | Google Scholar

39. Cristea IA, Gentili C, Cotet CD, Palomba D, Barbui C, Cuijpers P. Efficacy of psychotherapies for borderline personality disorder: a systematic review and meta-analysis. JAMA Psychiatry (2017) 74:319–28. doi: 10.1001/jamapsychiatry.2016.4287 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

40. Cuijpers P, van Straten A, Bohlmeijer E, Hollon SD, Andersson G. The effects of psychotherapy for adult depression are overestimated: a meta-analysis of study quality and effect size. Psychol Med. (2010) 40:211–23. doi: 10.1017/S0033291709006114 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

41. Cuijpers P, Turner EH, Koole SL, van Dijke A, Smit F. What is the threshold for a clinically relevant effect? The case of major depressive disorders. Depress Anxiety (2014) 31:374–8. doi: 10.1002/da.22249 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

42. Lynch D, Laws KR, McKenna PJ. Cognitive behavioural therapy for major psychiatric disorder: does it really work? A meta-analytical review of well-controlled trials. Psychol Med. (2010) 40:9–24. doi: 10.1017/S003329170900590X PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

43. Jauhar S, McKenna PJ, Radua J, Fung E, Salvador R, Laws KR. Cognitive-behavioural therapy for the symptoms of schizophrenia: systematic review and meta-analysis with examination of potential bias. Br J Psychiatry (2014) 204:20–9. doi: 10.1192/bjp.bp.112.116285 PubMed Abstract | CrossRef Full Text

44. Loerinc AG, Meuret AE, Twohig MP, Rosenfield D, Bluett EJ, Craske MG. Response rates for CBT for anxiety disorders: Need for standardized criteria. Clin Psychol Rev. (2015) 42:72–82. doi: 10.1016/j.cpr.2015.08.004 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

45. Cuijpers P, Karyotaki E, Weitz E, Andersson G, Hollon SD, van Straten A. The effects of psychotherapies for major depression in adults on remission, recovery and improvement: a meta-analysis. J Affect Disord. (2014) 159:118–26. doi: 10.1016/j.jad.2014.02.026 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

46. Fisher PL, Wells A. How effective are cognitive and behavioral treatments for obsessive-compulsive disorder? A clinical significance analysis. Behav Res Ther. (2005) 43:1543–58. doi: 10.1016/j.brat.2004.11.007 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

49. Tolin DF. Corrigendum to “Beating a dead dodo bird: looking at signal vs. noise in cognitive-behavioral therapy for anxiety disorders”. Clin Psychol Sci Pract. (2015) 22:315–16. doi: 10.1111/cpsp.12109 CrossRef Full Text | Google Scholar

50. Benish S, Imel, ZE, Wampold, BE. The relative efficacy of bona fide psychotherapies for treating post-traumatic stress disorder: a meta-analysis of direct comparisons. Clin Psychol Rev. (2008) 28:746–58. doi: 10.1016/j.cpr.2007.10.005 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

51. Wampold BE, Mondin GW, Moody M, Stich F, Benson K, Ahn H. A meta-analysis of outcome studies comparing bona fide psychotherapies: Empirically, “All must have prizes”. Psychol Bull. (1997) 122:203–15. doi: 10.1037//0033-2909.122.3.203 CrossRef Full Text

52. Cuijpers P, Donker T, Weissman MM, Ravitz P, Cristea IA. Interpersonal psychotherapy for mental health problems: a comprehensive meta-analysis. Am J Psychiatry (2016) 173:680–7. doi: 10.1176/appi.ajp.2015.15091141 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

53. Driessen E, Hegelmaier LM, Abbass AA, Barber JP, Dekker JJ, Van HL, et al. The efficacy of short-term psychodynamic psychotherapy for depression: a meta-analysis update. Clin Psychol Rev. (2015) 42:1–15. doi: 10.1016/j.cpr.2015.07.00 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

54. Kivlighan DM III, Goldberg SB, Abbas M, Pace BT, Yulish NE, Thomas JG. The enduring effects of psychodynamic treatments vis-a-vis alternative treatments: a multilevel longitudinal meta-analysis. Clin Psychol Rev. (2015) 40:1–14. doi: 10.1016/j.cpr.2015.05.003 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

55. Pybis J, Saxon D, Hill A, and Barkham M. The comparative effectiveness and efficiency of cognitive behaviour therapy and generic counselling in the treatment of depression: evidence from the 2(nd) UK National Audit of psychological therapies. BMC Psychiatry (2017) 17:215. doi: 10.1186/s12888-017-1370-7 CrossRef Full Text | Google Scholar

56. Borenstein M, Hedges LV, Higgins, JPT, Rothstein HR. Introduction to Meta-Analysis. Chichester: Wiley (2011).

58. Treadwell J, Uhl S, Tipton K, Singh S, Santaguida L, Sun X, et al. Assessing Equivalence and Noninferiority. Rockville, MD: Agency for Healthcare Research and Quality US (2012). Google Scholar

59. Lambert M. The efficacy and effectiveness of psychotherapy. In: Lambert M, editor. Bergin and Garfield's Handbook of Psychotherapy and Behavior Change. New York, NY: Wiley (2013) 169–218.

60. Baskin TW, Tierney SC, Minami T, Wampold BE. Establishing specificity in psychotherapy: a meta-analysis of structural equivalence of placebo controls. J Consult Clin Psychol. (2003) 71:973–9. doi: 10.1037/0022-006X.71.6.973 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

61. Ahn H, Wampold BE. Where oh where are the specific ingredients? A meta-analysis of comonent studies in counseling and psychotherapy. J Couns Psychol. (2001) 48:251–7. doi: 10.1037//O022-OI67.48.3.251 CrossRef Full Text | Google Scholar

63. Johnsen TJ, Friborg O. The effects of cognitive behavioral therapy as an anti-depressive treatment is falling: a meta-analysis. Psychol Bull. (2015) 141:747–68. doi: 10.1037/bul0000015 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

65. Markowitz JC, Petkova E, Neria Y, Van Meter PE, Zhao Y, Hembree E, et al. Is exposure necessary? A randomized clinical trial of interpersonal psychotherapy for PTSD. Am J Psychiatry (2015) 172:430–40. doi: 10.1176/appi.ajp.2014.14070908 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

66. Wilamowska ZA, Thompson-Hollands J, Fairholme CP, Ellard KK, Farchione TJ, Barlow DH. Conceptual background, development, and preliminary data from the unified protocol for transdiagnostic treatment of emotional disorders. Depress. Anxiety (2010) 27:882–90. doi: 10.1002/da.20735 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

67. Leichsenring F, Salzer S. A unified protocol for the transdiagnostic psychodynamic treatment of anxiety disorders: an evidence-based approach. Psychotherapy (2014) 51:224–45. doi: 10.1037/a0033815 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

68. Young J. Cognitive Therapy for Personality Disorders: A Schema-Focused Approach. Sarasota, FL: Professional Resource Press (1994). Google Scholar

69. Norcross JC, Rogan JD. Psychologists conducting Psychotherapy in 2012: current practices and historical trends among Division 29 members. Psychotherapy (2013) 50:490–5. doi: 10.1037/a0033512 PubMed Abstract | CrossRef Full Text | Google Scholar

71. Kopta S, Howard K, Lowry J, Beutler L. Patterns of symptomatic recovery in psychotherapy. J Consult Clin Psychol. (1994) 62:1009–16. PubMed Abstract | Google Scholar





184 views0 comments